понедельник, 25 мая 2015 г.

Путин просто писал сумму во время беседы


Известный бизнесмен Максим Фрейдзон рассказывает о коррупционных схемах, в которых участвовал Владимир Путин, союзе КГБ и бандитов.

Читайте еще,

 
Путин проиграл, сдался.

Вы думаете Путин, делающий подтяжку лица, развяжет...


В Нью-Йорке бизнесмен родом из Петербурга Максим Фрейдзон пытается судиться с компаниями "Газпром" и "Лукойл" и их руководством в рамках закона "О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях". Фрейдзон утверждает, что эти компании незаконно приобрели его доли в нефтяном бизнесе, существовавшем с 90-х. Фрейдзон оказался свидетелем ранней карьеры Владимира Путина и решил рассказать подробности.

Статья очень длинная поэтому отдельные эпизоды, чтобы не утомлять большим наличием букв - оригинал сможете найти здесь - https://archive.is/Jsugi#selection-1785.1-1785.414

О подробностях взаимодействия с властями Санкт-Петербурга с одной стороны и преступным миром – с другой Максим Фрейдзон рассказал в интервью Радио Свобода, записанном в Нью-Йорке:  

Я подал судебный иск против компаний "Газпром", "Лукойл", "Газпром-Аэро", "Газпром нефть" по поводу незаконной покупки моей собственности, а именно акционерного пакета в компании ЗАО "Совэкс", созданной в 1995 году. Смысл моего обращения в американский суд: я стал жертвой преступной группы, состоящей из коррумпированных чиновников и бандитов (в рамках так называемого закона RICO – Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, "О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях"). В эту группу входили Владимир Кумарин, Алексей Миллер, Сергей Васильев, Александр Дюков, Илья Трабер, Грэхем Смит, Дмитрий Скигин. Я не упомянул в судебных документах Владимира Путина, о котором речь пойдет ниже, чтобы не нагнетать политики в и без того сложное дело. В России судиться с этими людьми я не могу по понятным причинам – физически опасно и нет надежды на справедливое решение, хотя я пытался. Поэтому я хочу судиться в Америке и приложу все силы, чтобы убедить суд, что в России сейчас судить команду Путина опасно и нет надежды на справедливое судебное решение. Как я понял, суд сказал, что по срокам давности и по заявлению претензий нет, но вопрос юрисдикции остался открытым, и я  буду бороться дальше.

Владимир Путин, судя по распоряжениям Собчака, в 1993 году занимался, в числе прочего, "утилизацией боеприпасов с истекшими сроками хранения". Но ваше предприятие к этому отношения не имело?

 

Нет. Он в тот момент, в числе прочего, курировал  правоохранительные органы, и как раз с его отделом в мэрии мы вместе писали программу по внедрению полицейского оружия в правоохранительные органы. Программа была сначала региональная, потом планировалось сделать ее федеральной, потому что она требовала изменения так называемого ноль-первого приказа о том, какое оружие может состоять на вооружении у полицейских. Это согласовывалось с Владимиром Владимировичем, с руководством ФСБ, с руководством МВД и с московским ведомством, которое этим тоже занималось. На этом фоне мы достаточно продуктивно работали.
– Почему Путину это было интересно?
– Во-первых, это была его прямая деятельность в тот момент. Во-вторых, это было связано с ведомствами, с которыми он в тот момент был тесно связан. Ну и потом, все-таки мы за это заплатили. Денег дали.
– В смысле – взятку?
– В смысле – взятку...
– И как же ее передали?
– Деньги всегда обычно брал помощник Владимира Владимировича Леша Миллер. А Владимир Владимирович в свойственной сотруднику спецслужб манере просто писал сумму во время беседы.
В фильме Игоря Шадхана "Власть" (1991) Владимир Путин говорит, что взяток ему практически никто и не предлагает: от него ничего не зависит. Это было не так?
– Лично в руки денег я ему не давал. Но Леша Миллер вполне справлялся с этой приятной функцией. Может, конечно, оставлял себе, но почему-то я сомневаюсь.
Дорого было?
– 10 тысяч долларов. По тем временам – деньги. Сумма зависела, насколько я знаю, от того, какой планируется профит. У нас впереди было еще много шагов. Мы рассчитывали на то, что будем снабжать петербургскую полицию и это будет долговременный заказ, работа производства в Военмехе. То есть это был долгострой
Резюмируя высказывания одного японского гангстера, работавшего в Питере в 90-е: сначала бизнес крышевали бандиты, это было еще ничего, а потом пришли люди из спецслужб, и житья совсем не стало. Так и было?
– Насколько я помню, симбиоз бандитов и ГБ был всегда. Потому что они прекрасно дополняют друг друга, и Владимир Владимирович тому пример. Потому что бандиты были более отчаянными, это некоторая боевая пехота. А гэбэшники не в силу того, что умные, а в силу того, что их долго учили, лучше умеют работать с информацией. Это очень естественный симбиоз: моральных ограничений ни у тех, ни у других не было никаких. И КГБ – это банда. Они естественно потом легализовались.
И как же было понятно в Москве, что всем управляют люди из КГБ/ФСБ? Они прямо на встречи приходили?
– Нет, но в целом вопросы решались примерно так. Я думаю, что Владимира Владимировича двигало ленинградское управление КГБ, потому что московское все-таки сильно подразвалили при Ельцине, а ленинградское нет. Я контактировал с эфэсбэшниками в начале 90-х, с антитеррористами, когда занимался оружием. Там были вполне здоровые ребята, которые не занимались политическим сыском, были другие задачи. Какие-то контакты остались, и, благодаря этим контактам, мне было понятно, что, скорее всего, Владимира Владимировича двигает ленинградское управление. А в Москве была уже понятна вся стилистика – сознательно шли к власти.
Вы настаиваете на этих 4% Путина в иске в нью-йоркский суд?
Американские
– В иске в суд я не упоминал Владимира Владимировича. Как сказал мне адвокат, у Владимира Владимировича пока еще имеется иммунитет. Он президент, ему в тюрьму пока нельзя. А когда будет можно, я думаю, что до меня будет большая очередь, я уже не успею. Поэтому Владимира Владимировича я не упоминал, это может дурно повлиять на общий исход дела. А с точки зрения моего суда человек я не очень богатый, адвокатскую контору возможности нанять нет, и я являюсь заявителем pro se – личный заявитель, без адвоката.
– Каковы перспективы суда в Нью-Йорке?
– Возникла проблема с доставкой документов ответчику, потому что Lukoil North America в Нью-Йорке – 100-процентная дочка российского "Лукойла" – тщательно пытается отстраниться от этого дело. В нынешней ситуации на них теоретически распространяются еще и санкции, наложенные американским правительством. Не будем забывать, что американские граждане сдают деньги Владимиру Владимировичу в штате Нью-Йорк и городе Нью-Йорк через бензоколонки "Лукойла".
Кому именно вы хотите на это указать пальцем?
– В том числе и людям здесь, на Западе. А то приезжает человек с деньгами, и до последнего времени мало кого интересовало, сколько старушек было зарублено топором ради этого чемодана с деньгами. Так что хотелось бы указать на факты, а дальше люди будут сами решать, как к этому относиться. Можно пожимать руку, можно не пожимать.
А что касается самого Владимира Владимировича, то это человек, как бы это сказать… Когда нам приходилось встречаться с Владимиром Владимировичем, причем, понятно, что меня считали агентом ЦРУ, Моссада – израильтянин, занимается оружием, "сомнений нет", то меня в нем удивило ощущение, которое трудно передать вербально. Он не человек в нашем понимании. Это не что-то инфернальное или в него бес вселился, но, видимо, там внутри что-то очень сильно когда-то сломалось, человеческих реакций там нет. Как это описать, даже не знаю. У меня были разные знакомые в тот период в Петербурге. Были люди, которые любили женщин, деньги, машины. Но они были при этом живые, у них были какие-то внутренние грани, себе поставленные: вот это я делать буду, а вот здесь я уже не буду, потому что себя не буду уважать. По Владимиру Владимировичу было видно, что он не отягощен абсолютно. То ли это школа КГБ его так научила, то ли что-то еще, но было понятно, что никаких обычных человеческих мерок – какой-то благодарности, какой-то грани – нет. Я пытаюсь найти метафору… Ну, какой-нибудь самый страшный бандит не стал бы душить девочку ее же бантиком ради конфетки. Все-таки, как-то неудобно. А вот здесь было понятно, что есть только целесообразность и больше ничего.
В этом ужас советского человека в целом, который утратил понятие о добре и зле в принципе, так вот у этого человека этих внутренних понятий нет вообще.
– Вы можете привести пример, когда вам это стало ясно по поводу Владимира Владимировича?
– Да нет, просто по общей стилистике, когда какие-то определенные фразы произносились.
– Просто есть и совершенно другие мнения. На многих он производил крайне положительное первое впечатление. В 90-е он говорил правильные слова о развитии малого бизнеса, свободной экономической зоны, банков и т. д., и т. п.
– Думаю, что на этом попались и Березовский, и Ходорковский.  Потому что человек невольно моделирует своего визави сообразно себе. Есть какие-то, как говорят в преступном мире, "понятия", есть какие-то рамки, в которых человек будет себя держать. А здесь, как мне тогда показалось, этих рамок нет в принципе. И еще мне тогда показалось, что у человека какой-то фетиш денег, причем как какой-то абстрактной идеи. Может быть, как способа защиты от этого мира. Было понятно, что и в КГБ пошел, чтобы организацию за собой поставить. В общем, было видно, что он пытается защититься и что для него этот сакральный фетиш денег является одновременно защитой от всех возможных неприятностей. А если добавить сюда расхожую мысль, популярную в России, что "за деньги все можно"…
Вы предполагали, что в какой-то момент он станет президентом?
– Было видно, что его продвигают. Как я помню по 90-м, в 1994-95 году он был одним из людей, который пользовался поддержкой Ленинградского управления ФСБ.
Корреспондент Радио Свобода направил обращение пресс-секретарю Владимира Путина Дмитрию Пескову с просьбой прокомментировать слова Максима Фрейдзона по поводу работы Владимира Путина в органах власти Санкт-Петербурга. Ответа пока не поступило.
В 2011 году Дмитрий Песков заявил "Новой газете", что "Путин никогда не имел отношения ни к компании Sotrama, ни к созданию нефтетрейдерских компаний где бы то ни было".  
Читайте еще,
 
 
 


Комментариев нет:

Отправить комментарий