понедельник, 13 июля 2015 г.

Путин и Гаага

И снова про Путина и Гаагу...

Читайте еще,

Путин выбирает между скучной и романтической...

Чому Путін не зупиниться на Донбасі!


Этот текст Славы Рабиновича  – со слов одного из самых знаменитых и уважаемых юристов Голландии. Я с ним сегодня общался.
Голландцам теперь известно все, до мельчайших подробностей.
Они знают точные полные имена, и у них даже есть все фотографии всего боевого расчета этого «Бука», который сбил Боинг. Все эти люди – российские граждане и российские военнослужащие. Более того, траектория движения этого «Бука» полностью восстановлена в хронологическом порядке, поминутно, и с точностью до метра. До сантиметров установлено место, откуда он выстрелил по Боингу.
«Бук» начал свое движение из России, через границу, в Украину. После того, что произошло, этот «Бук», вместе с экипажем, был срочно эвакуирован обратно в Россию. Прослежен весь путь именно этого «Бука» туда-обратно.
Доказательства неопровержимы.
Сейчас устанавливается вся цепочка командования этим российским боевым расчетом. Вплоть до Верховного Главнокомандующего – как минимум, с точки зрения его роли в противозаконном пересечении этим «Буком» (и его экипажем) российско-украинской границы.
Если Путин и не отдавал конкретного приказа стрелять, то он, безусловно, замешан во вторжении этого «Бука» (и его экипажа) на украинскую территорию, что само по себе является преступлением.
Первые обвинения будут предъявлены в октябре.
Расследование, обвинение, трибунал и наказание невозможно «замять» даже на высшем политическом уровне, если бы у кого-то возникло такое желание. Готовятся астрономические иски от семей погибших из разных стран. Ни один политик, или политики, не смогут войти в сговор с Путиным для того, чтобы «замять», ни за какие деньги. Отвечать придется по всем статьям обвинений – уголовные преступления, международные преступления, военные преступления, терроризм. Платить придется по всем искам.
Не говорил ли я об этом ранее?
Я не говорю о том, что может случиться. Я говорю о том, что обязательно случится.
Россией «управляют» юридические, политические, экономические и финансовые дегенераты.
По совместительству – военные преступники и международные террористы.

Слава Рабинович

Читайте еще,

Путин просто писал сумму во время беседы

Путин проиграл, сдался.

Правий сектор на Житомирщині


Правий сектор у Житомирі.

Ввечері у суботу, 11 липня, близько п’ятдесяти членів «Правого сектору» зібрались біля Житомирського обласного  управління МВС, повідомляє сайт http://baranivka.net
Люди прийшли, щоб висловити солідарність зі своїми бойовим побратимами у зв’язку з ситуацією, що склалась у Мукачевому. До акції також долучились бійці батальйону «Айдар» та активісти ГО «Рух Автомайдан Житомир».

«Ми прийшли, щоб показати, що ми не дамо скривдити жодного члена нашої партії, жодного члена нашого руху, жодного члена ДУКу, жодного нашого побратима. Олігархічні клани, пов’язані з керівництвом Мукачево, просто хочуть прибрати патріотів, які заважають їм творити свої дії», – каже представник «Правого сектору» Андрій.


До мітінгувальників вийшов начальник УМВС Валерій Рудик. За словами головного міліціонера області, житомирські правоохоронці залишаються вірними присязі, яку дали народу України.
«Ми ж у вільній країні, у них така думка, у мене трошки інша думка. Я думаю, що порушувати закон нікому не дозволено, от і все. І ще раз кажу, що міліція вірна присязі українському народу і президенту і виконає будь-який не злочинний наказ. Сьогодні мирна акція, бачите, я мирно вийшов і вони мирно стоять. І ми мирно спілкуємось і посміхаємось одне одному. Всі разом станемо боронити державу від російської агресії. І якщо зараз розігрувати якісь конфлікти, то я вважаю, що це тільки буде на руку російським агресорам. Вони тільки цього і чекають. Вони закидають сюди диверсійні групи, щоб сіяти в країні розбрат. Оце їх задача. Наша задача цього уникати. Ситуація спокійна, нема питань, люди культурні, виважені, інтелігентні як зараз модно казати – “everything alright”. все тихо спокійно “any questions?”», – каже начальник УМВС України в Житомирські області Валерій Рудик.
Мітингувальники хвилиною мовчання вшанували пам’ять загиблих під час сутички у Мукачевому. Після півторагодинного мітингу активісти розійшлись.

Джерело

Жванецкий - Искать легко – по лицам!

Думающие люди любят и уважают Михаила Жванецкого везде и в Одессе, и в Киеве, и в Ирпене, и в Минске.

Так что читаем Михаила Жванецкого не спеша и вдумчиво.
Еще лучше с интонациями и ударением.

Кто еще так мог сказать, как не живой классик:
«И меньше сидеть дома. Легче идти на контакты. Настало время контактов и политических знакомств. Искать своего, порядочного, которому тоже жалеть не о чем. Искать легко – по лицам. У порядочных есть лица, у непорядочных и там и там вместо лица задница… И сходиться…»
gvanec8IiDz8LgOtM

Читайте еще,


Полный текст. Михаил Жванецкий —
Бояться не надо!
Ну вот прошел еще один год. Опять доверились и опять опоздали.
— Как ваше мнение?
— А черт его знает.
— Что может быть?
— Все может быть.
— Что делать?
— Давай так: СТРАХ ИСПЫТЫВАТЬ МОЖНО, А БОЯТЬСЯ НЕ НАДО.
Хватит цепляться за эту жизнь. Как мы убедились – в ней ничего хорошего. Несколько раз вкусно, несколько раз хорошо. И это все.
Любое правительство либо нас сажает в помои, либо мы его сажаем туда. То есть оно нами руководит оттуда. И даже не руководит, а посылает и отнимает.
Что там было в этой жизни? Я вас спрашиваю, что там было в этой жизни… Много разной водки, поэтому ничего вспомнить невозможно…
— Миша, как вы меня не вспоминаете, мы же в поезде литра три выпили…
— Поэтому и не вспоминаю, сынок.
Ибо, как радость, мы пьем истово, до состояния ликования; как горе – пьем до состояния заглушения…
Да. Этого жалко. Водки с друзьями жалко. Водки на кухне, беседы рот в рот жалко. Любви на подоконнике жалко. Это только мы, это только у нас: лампочку в парадной хрясь и любишь, как ротный старшина, как бездомный кот, горящий изнутри.
Любви жалко, выпивки жалко. Возвращений. Блудных следов своих путаных с другом вдвоем мокрым утром туманным, нелетным, милицейским жалко…
Снега жалко тихого в лесу, шапочки меховой и личика под ним румяного, глазастого, переходящего в ножки нежные, скрытые под джинсовым панцирем…
Жалко. Да… За всю жизнь, за все годы, за все жизни моего деда, прадеда, отца, отчима, второго отчима и меня – ни одного толкового правительства.
Оно что, присуждено? Оно что, там глубоко наверху решено, что мы должны мучиться?
Клянусь, из взаимоотношений с властью вспомнить нечего. Ну нечего!
Отнять и послать. Послать и отнять. И из нас же! Из нас же!! На моей жизни, из того, что я помню, никогда не мог сказать, что эта компания откуда-то приехала.
Ну рожи прошлые мы же все помним! Ну, еще раз напряжемся: рожи, те, что у киоска с утра, те и там, наверху. Как эти не могут двух слов связать, так и те. Эти – глаза маленькие, лицо большое, идей нет, и те – глаза маленькие, лицо большое, идей нет… Эти думают, чего бы с утра, и те… Ни разу никто не сказал правильно по-русски. Все через мат. Я сам матом могу. Все мы матом можем.
И чего дальше?
Сейчас некоторые наши из оголтелых кричат:
— Лучший генофонд уничтожен! Мы нашли виноватых! Давай за нами!
Куда ж за вами, если лучший генофонд уничтожен. А вы тогда кто? За вами пойдешь, опять морду набьют. Где же найти приличный генофонд?
Куда деваться человеку не совсем здоровому, но тихому и порядочному?
Почему у нас старый от молодого мозгами не отличается – вспомнить нечего.
Что-то есть типа мелочи в кармане: сырки в шоколаде за восемнадцать копеек, пол-литра за три шестьдесят две, фруктовое эскимо за восемнадцать копеек…
И только древние старики помнят по-крупному: глубокое и постоянное изменение нашей жизни к худшему. То есть непрерывное улучшение, приводящее к ухудшению жизни на основе строительства коммунизма, развитого социализма и недоразвитой демократии с нашим лицом.
Пишите мемуары. Мат, стояние в очередях, ожидание в приемных, долгие, бессмысленные разговоры с вождями и кипа собственных жалких заявлений:
“Прошу не отказать”, “Прошу учесть”, “Прошу обратить внимание”, “Прошу выделить”, “Прошу похоронить”…
И такая же дурная резолюция в левом углу: “Иван Васильевич, при возможности прошу изыскать”.
А я мать его в гроб!
Давай вспоминать дальше, чтоб оправдать неистовое стремление к этой жизни.
В тридцать лет начинается поправление резко пошатнувшегося здоровья на фоне непрерывного уменьшения выделений на медицину.
— Вам надо на операцию. Собирайте вату, бинты, шприцы, капельницы, гималезы, гидалезы, банку крови. Лежите с этим всем. Мы вас разрежем и поищем внутри. Нам тоже интересно, отчего вы так худеете.
Полная потеря интереса к своему здоровью со стороны больных и врачей сделала нас одинаково красивыми. Про рты я рассказывал, творожистый цвет кожи упоминал, запах изо рта описывал. Сутулая спина и торчащий живот дополняют внешний облик строителя коммунизма.
Что ж, я так думаю, цепляться за эту жизнь. Когда и как мы переживем сегодняшних начальников, чтоб увидеть светлую полоску, я уж не говорю – почувствовать…
И так тонко складывается ситуация, что при гражданской войне мы опять будем бить друг друга: то есть беспайковый – беспайкового, низкооплачиваемый – бесквартирного, больной – больного.
Ведь все мы и вы понимаете, что до них дело не дойдет и дачу их не найдешь.
И опять дело кончится масонами, завмагами. армянами и мировой усталостью, которая и позволит всем вождям от районных до столичных снова занять свое место. Что они немедленно сделают с криком:
“Дорогу пролетариату! Народ требует! Народ желает, чтобы мы немедленно сели ему на голову!”
А мы с вами расчистим им путь своей кровью. Такие мы козлы, не умеющие жить ни при диктатуре, ни при демократии.
– Не готовы наши люди, – говорят вожди. – Не готовы! Жить еще не готовы. Помирать не хотят, а жить не готовы.
Вот я и предлагаю: не бояться помереть в этом веселом и яростном мире.
Врагов не бояться. Кто бы ни пришел – уголовник или патриот, вождь или сексот.
Кто первый ворвется в квартиру – он и перевернется.
Свобода стоит того, а эта жизнь того не стоит. Мужество рождается от трусости. Первый пострадает, второй задумается.
И меньше сидеть дома. Легче идти на контакты. Настало время контактов и политических знакомств. Искать своего, порядочного, которому тоже жалеть не о чем. Искать легко – по лицам. У порядочных есть лица, у непорядочных и там и там вместо лица задница… И сходиться.
Все уже ясно. Когда появится правительство, удовлетворяющее нас, – нас не будет. Когда появятся законы, разрешающие нам, – нас не будет.
А когда они войдут в действие – и детей наших не будет.
Поэтому первое. Свалки не бояться – тогда ее не будет.
Землю брать – тогда она будет.
Свободу держать зубами.
Вождей, живущих с нами параллельно, угробивших нашу юность, – давить.
И ничего не бояться. Хватит кому бы то ни было когда бы то ни было распоряжаться нашей жизнью. Каждый сам знает, когда ее закончить.
М. Жванецкий

Источник